Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: черновики по li (список заголовков)
04:36 

lock Доступ к записи ограничен

Зелёные звёзды.
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
02:24 

lock Доступ к записи ограничен

Зелёные звёзды.
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
23:46 

lock Доступ к записи ограничен

Зелёные звёзды.
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
21:33 

lock Доступ к записи ограничен

Зелёные звёзды.
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
19:35 

lock Доступ к записи ограничен

Зелёные звёзды.
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
17:33 

lock Доступ к записи ограничен

Зелёные звёзды.
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
17:30 

lock Доступ к записи ограничен

Зелёные звёзды.
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
11:22 

lock Доступ к записи ограничен

Зелёные звёзды.
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
13:55 

lock Доступ к записи ограничен

Зелёные звёзды.
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
21:58 

Зелёные звёзды.
Единственным моим желанием на данный момент было — не изменяться. Никогда не изменяться под влиянием ветров, хотя эти же ветры меня и сформировали. Понимаешь? Я сам не до конца понимаю...
Это чувство не похоже на обычное одиночество. Оно приятное, причем по-светлому приятное, а не мазохистски, оно не имеет привкуса грусти. Я не понимаю этого привкуса. Больше всего похоже на сон. На уютный сон, где единственное, чего не хватает — это смысл, который ты сможешь увидеть в этом сне только после пробуждения. А просыпаться не хочется. Совсем не хочется. Я понимаю пустоту, одиночество, легкую грусть, свет... Наверное, это значит, что меня переполняют теплые чувства. И мне действительно тепло. А еще я знаю, что мне не хочется этим делиться в том виде, в каком оно существует сейчас. Но я должен поделиться. Через рассказы...

Меня тошнит от слова «странный», поэтому я...
Скажи, кем может быть человек, который всё понимает? Означает ли это, что он должен помогать тем, на кого ему плевать, просто потому, что он понял их? Разве этого достаточно... И почему часто пытаются помочь, хотят это сделать, те, кто не понимает абсолютно ничего. А ты стоишь себе такой в стороне и посмеиваешься, и от этого делается противно. Ты всё понимаешь. Но от мысли, что нужно кому-то помогать, тебе тоже противно.
Тебе бы хотелось, чтобы люди стали лучше. Тебе бы хотелось. И ты помогаешь им. Только по-другому.
«Я заберу тебя в мир, где всё правильно».
Туда, где не будет боли.
Я умею, потому что испытывать боль — больше не моя привилегия. Наверное, мне бы даже хотелось. В какой-то мере. Впрочем, от чужой боли мне гораздо противней, чем от своей собственной. Точнее, не противно, а как-то муторно. За злостью проще скрывать, чем за добротой. Злые могут быть сильными, а добрые обычно со временем выказывают скрытую за слабостью злость.

Меня ничего не волнует.
На самом деле меня волнует гораздо больше... Но этого не найти в них, хотя мне порой хочется... Узнать... Как можно ближе...
Исследователь. Я, правда, люблю тебя, К. Моё искажение гораздо сильнее, чем ты думаешь. Если бы ты попытался разобраться в мотивах моих поступков, ты бы понял, как далеко я нахожусь. Как много стоит пройти... Ты бы понял моё отношение. Я правда люблю тебя. Но ты мне не нужен. Мне интересно наблюдать за отношениями и чувствами людей, особенно таких, как ты. Но ты мне не нужен. Я хочу обнимать и целовать тебя, когда мне холодно. Но ты мне не нужен. Я хочу разобраться в твоих мыслях, хочу узнать о тебе как можно больше. Но ты мне не нужен. Мне интересно, потому что я не понимаю тебя, не понимаю чего-то очень значительного в тебе, и как только приближаюсь к этому пониманию, становится немножко — самую малость — грустно. Но ты мне не нужен. Люди. Вы интересны мне, кто-то в большей, кто-то в меньшей степени, но вы мне не нужны. Никто из вас мне не нужен...
Одиноко ли мне? Нет. Если бы мне не хватало кого-то... Но это не так. Порой мне хочется, чтобы у меня в адресной книжке был такой человек, которому можно позвонить, и он принесет поеть, сделает уборку, распутает клубок мыслей, с которым играет мой воображаемый серый кот Рыжик, запутывая его только сильнее... Чтобы приехал в другой город, а там на вокзале меня кто-то встречает. Ничего не говорит, не грузит лишними словами. Не требует от меня слов. Просто помогает не потеряться в огромном незнакомом мире. Я не боюсь высоты. Не боюсь темноты. Не боюсь людей. Собак. Змей. Пауков. Боли, как душевной, так и физической. Не боюсь одиночества и самостоятельности. Наверное, я боюсь только заблудиться. Оказаться там, куда мне не хотелось прийти. В любом случае я найду выход. Я не останусь в лабиринте вечно. Но само это чувство, словно ты потерялся... Словно чего-то не знаешь... Псевдобоги, как же многого я не знаю... Я хочу всё знать. Хочу, чтобы никто и никогда не смог упрекнуть меня хотя бы в пародии на невежество. Я хочу, чтобы кому-то можно было звонить и молчать в трубку, зная, что этот человек не принимает тебя за маньяка или ненормального. Хочу, чтобы кому-то можно было показывать эти мысли и он бы читал и улыбался, и эта улыбка словно говорила бы мне: «Да, я тебя понимаю. Ты на верном пути. Всё это важно.»
Наверное, это слишком много. Ведь все то и дело стараются то помочь мне, то обвинить, то вызвать чувство вины или пробудить мифическую совесть. Говорят мне о долгах, об обещаниях, о морали. А мне просто хочется сидеть и молчать в трубку близкому человеку. И не потому, что мне нечего сказать. А потому, что я хочу помолчать. Хочу на время отдохнуть от своих мыслей и доводов. Знаешь, даже секса не хочу с таким вот близким человеком. Если бы он мне нравился, очень нравился. Я хочу оставаться в себе и просто молчать ему в трубку. Иногда встречаться где-то в тихом пустом месте, среди уютной пустоты, и обниматься. Просто прижимать к себе, чувствовать тепло — и ни намека на страсть.
Ты можешь подумать, что это комплексы, или же что я вообще лишен сексуальных желаний — но это не так. Страсть — то, что я могу испытывать к людям вроде К. Людям, которых не понимаю, людям, чьи чувства выворачивают наизнанку, как только проникаешь в них, позволяешь эмпатии сработать. Но К. мне не нужен. Ему не получится молчать в трубку. С К. надо говорить. А я не хочу говорить. Я и так постоянно это делаю.
Понимание и тишина. Всё, что нужно от окружающих. В мой адрес, разумеется. За страстями и метаниями других мне более чем нравится наблюдать.
Я хочу молчать в трубку. Но не хочу, чтобы мне молчали в ответ. Противоречие? Я не хочу других таких как я. Я хочу того, кому я был бы нужен — такой. Кому бы меня такого не хватало. А не того, с кем хочется разделить то, что делить столь прямо не следует. Такой как я никогда не стал бы делиться. Он бы молчал в трубку, а я бы мечтал, чтобы он поскорее заткнулся. Да, это молчание бы давило.
Кто-то другой. Совершенно. Кто-то...
Да ладно. Никто мне не нужен. А молчать в трубку я и сам себе могу. Это даже выгоднее — не придется платить оператору.

@темы: Черновики по LI, личное

20:22 

lock Доступ к записи ограничен

Зелёные звёзды.
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
17:53 

lock Доступ к записи ограничен

Зелёные звёзды.
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
16:12 

lock Доступ к записи ограничен

Зелёные звёзды.
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
15:45 

Зелёные звёзды.
— И тогда ты понимаешь, что ничего не остается, кроме как быть коллекционером: собирать впечатления, мысли, сверкающие и потускневшие воспоминания, чувства - свои и чужие, настроения, музыку, книги, фразы, цвета разных радуг, ветры, разные фазы луны, сны, времена года, улыбки, навыки, ошибки, шутки, запахи, успехи, прикосновения, вкусы, случайности... Причем хорошие коллекционеры непременно должны любить свою коллекцию, удивляться ее новым экземплярам и не забывать любоваться старыми. Коллекцию нельзя продавать, потому что она более реальна, чем сам коллекционер, и больше связана с его душой, чем весь окружающий этого беднягу мир.
— А что является самым важным в вашей коллекции?
— В моей-то... — Арнест мечтательно усмехнулся, — это ложь.
— Что?
— Понимаешь, у меня «дома» есть огромное собрание неправд и лжей всего мира, возможно, даже не только этого. Иные называют это Истинами, но если собрать много истин, получится Библиотека Лжей. Для кого-то каждая моя драгоценная ложь является правдой, самой нерушимой истиной. Но я-то знаю, что истины представляют из себя на самом деле, тем более когда они сложные. Это просто красивые, бесценные экземпляры для коллекции.
— Так говорите, словно те, кто посвятил всю свою жизнь поиску правды — непроходимые идиоты, — слегка обиделась Скри.
— Я — непроходимый идиот.
— Да ну что вы... Стоп. Хотите сказать, что вы...
— Всё верно. А, как думаешь, появилась моя коллекция? Я очень долго и кропотливо собирал ее. Когда Поиск только начался, я испытывал ребяческий восторг, находя каждую новую истину. Когда их стало слишком много, я загрустил, потому что понял, что ни одна из них не является абсолютной. Тогда я дал себе слово, пообещал во что бы то ни стало найти самую верную, самую...
— Последнюю Истину, — странным голосом закончила Скри. — Этого не может быть. Она ищет то же самое. Значит, ее жизнь напрасна, ее поиск обречен!
Арнест неожиданно рассмеялся. В его смехе не было привычной жестокости, только искреннее веселье.
— Уж не думаешь ли ты, что девочка пойдет по стопам старика? Нет, у нее своя дорога. А моя коллекция, пусть и является уникальным, но далеко не полным собранием Истин. Я бы подарил своё детище Эриандис, но не каждый справится с таким обилием лжей. К тому же, экскурсия в мой «дом» с библиотекой лжей — это просто забавное приключение для тех, кто никуда не идет и не ищет ничего, кроме развлечений. Серьезное отношение Эриандис ко всему этому сгубило бы её в подобном месте.
— Значит, вы признаете, что знаете далеко не всё? — Пораженно спросила девушка. — Ведь миллионы цивилизаций изучают ваши работы, вы стали путеводителем для...
— Я не проводник, я — блуждающий огонь. Я не веду по правильному пути, я показываю, что правильного нет. Единственная дорога, по которой за мной могут идти — это вера в Развлечение, как в высшую Истину. И все это не мешает мне верить в Идеальный мир, только не в единственном количестве и не в такой уж идеальный. Идеальный мир — идеальная скука, а идеальной скуки не будет для того, у кого в голове помимо коллекции лжей есть звёздное море интересностей и заурядностей, логичных нелогичностей и тотального и бесповоротного, хронического и неизлечимого довольства жизнью. А еще тебе стоит как можно быстрее выказать намерение закончить нашу наиприятнейшую беседу, если ты, разумеется, не хочешь узнать, что как только старик исчерпает правильные слова, он начнет запутывать тебя ради забавы, и ты не сможешь сбежать, только слепо последуешь за блуждающим фонариком.
— Вы всё же знаете всё, — обреченно заключила Скри.
— Нарисованные Боги, только не это! Я знаю больше других, но, пожалуйста, не заставляй меня думать, что я настолько скучен. А то мне непременно захочется добавить в свою коллекцию завершающий экземпляр в виде впечатлений от самоубийства.
— У вас наверняка имеется целое собрание этих впечатлений, — криво улыбнулась девушка.
— Каждое самоубийство уникально, еще более уникально, чем каждая иная смерть! — Возмутился «старик». — А каким уникальным было бы мое самоубийство, ты только представь!
— Ваша жизнь куда более уникальна...
— Да что ты знаешь о моей жизни? — Теперь его возмущение было куда более явственным. — Я заурядность! Я самый обычный! Именно поэтому я коллекционирую Истины, ведь только заурядность может справиться с их грузом, не поверить ни одной, но продолжать спокойно пожевывать попкорн, наблюдая за катастрофами в человеческих душах, когда как его душ не работает уже третьи сутки, а ему даже лень вызвать сантехника! Заурядностям не быть героями. Заурядности обречены Хранить, Наблюдать и Запутывать. А теперь — можешь возвращаться в свой мир. Но прежде... могу открыть тебе тайну. Ты — не последнее звено в этой истории, — Скри открыла рот, чтобы возразить, но Арнест невозмутимо продолжил: — Ты не знаешь всей истории, ты сосредоточилась на тех, кто кажется тебе главными её героями. Главный герой — это еще одна ложь, простительная, впрочем, другим героям. У тебя есть право выбирать, и ты этим правом пользуешься. Только не забывай о себе. Ты не бессмысленность. Не более бессмысленность, чем все остальные, по крайней мере.
И он снова рассмеялся.

@темы: Черновики по LI

01:32 

lock Доступ к записи ограничен

Зелёные звёзды.
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
15:05 

lock Доступ к записи ограничен

Зелёные звёзды.
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
01:50 

lock Доступ к записи ограничен

Зелёные звёзды.
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
17:45 

lock Доступ к записи ограничен

Зелёные звёзды.
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
03:38 

lock Доступ к записи ограничен

Зелёные звёзды.
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
19:53 

lock Доступ к записи ограничен

Зелёные звёзды.
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL

Байки из цветной темноты

главная